?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Месяца три назад нам на почту пришло письмо. Писали нам с телеканала Russia Today. Мол,
давно следим и т.д. и т.п. и очень хотим сделать о вас передачу. Ну что ж, ответили мы, никаких
проблем, хотите, почему бы и не сделать. Получаем ответ, что мол, здорово, будем работать
вместе, но теперь надо найти возможности организовать съемки. Отлично, отвечаем мы, ищите,
мы мол, в Эквадоре, собираемся двигаться на Маркизы. Следующий месседж, который мы получили
с финансируемого государством телеканала навеял на нас мысли, что мы, по-
видимому, плохо разбираемся в современном состоянии дел в России. Телеканал попросил нас
найти возможность проспонсировать съемки. Нам предлагалось найти финансирование на
прилет съемочной группы из Москвы, например, в Эквадор, или во Французскую Полинезию. Не
скрою, нас позабавил имидж, который очевидно существует у нашей скромной семейной
экспедиции, чьи возможности, вероятно, видятся как почти безграничные. Разумеется,
предполагалось, что мы не сами оплатим прилет группы, а найдем на это спонсорскую помощь,
но для нас ситуация выглядела немного перевернутой с ног на голову, где взаимодействующие
объекты как-бы поменялись местами.

Потом была суета подготовки к перходу на Галапагосы, потом сами Галапагосы, где каждый день
был насыщен событиями, потом мы вышли на Маркизы. И здесь нас настигла следующая серия
истории "мы и телевиденье".

Как мы уже писали, нам надо успеть прийти на Маркизы в определенный срок. Для того, чтобы
это сделать, мы идем на всяческие ухищрения, которые дает возможность увеличить скорость
движения. Одно из таких ухищрений - рулежка вручную, которая позволяет удерживать верный
курс. К тому же на сильном ветре несколько модифицированный после поломки автопилот не
справляется с управлением яхты, приводя ее к ветру. В общем, последние дни мы несем
круглосуточную вахту у штурвала, постоянно вручную удерживая яхту на курсе. При этом никто
не отменял повседневных дел: починок, готовок, обслуживания детей. В связи с этим спать
удается мало и в какие-то моменты недосып и многочасовое смотрение на компас и плотер, по
которому идет рулежка вводит нас в состояния сознания, близкие к измененным.
Несколько дней назад мы получили письмо с телеканала НТВ.



"Здравствуйте Наталья и Максим!! Вас беспокоят из Москвы!! Телекомапния НТВ программа
"Центральное Телевиденье" с Вадимом Таменевым. Я продюсер программы. Мы всей
редакцией давно наблюдаем за вашими путешествиями. Нам кажется очень интересным ваш
образ жизни. Вы своим примером показываете людям что "невозможное возможно". Мы бы
хотели снять репортаж о Вас. Подскажите пожалуйста, как с Вами можно связаться."
С почтой мы работаем обычно так. Мы готовим материалы для отправки и, с помощью
программы the bat! их отправляем, одновременно получая почту. Следующее соединение
происходит через день. Тогда же мы и отправляем ответы на полученные письма. Также
произошло и с письмом с телеканала НТВ. Письмо мы получили и через два дня отправили ответ,
рекомендовав в случае срочности звонить на спутниковый телефон.

И вот часа в четыре утра, едва я после трех часов рулежки донесла голову до подушки и
попыталась заснуть, зазвонил спутниковый телефон. Голос, принадлежавший молодой девушке,
сообщил мне, что нас беспокоят с телеканала НТВ. В голосе звучала тревога: "мы уже так давно
пытаемся с вами связаться, а вы все не отвечаете", - сообщил мне девушка. Отринув начавшееся
было зарождаться чувство вины, я сказала, что мы ответили сразу же, как только смогли,
мысленно подумав, что совсем не для того, чтобы быть на связи в любой момент мы забрались в
центр мирового океана.

Девушка представилась (для удобства и соблюдения корректности будем звать ее Д) и
сообщила, что им СРОЧНО нужно сделать с нами телевыпуск. "Вы где сейчас находитесь?" - по-
деловому спросила она. Я, пытаясь включиться в тему и избавиться от картинки компаса с
символом N, на который мне следовало рулить, сообщаю, что находимся мы в Тихом океане на
расстоянии 800 миль от Маркизовых островов.

"И как же мы можем вас снять", - спрашивает Д.

"Думаю, это будет весьма затруднительно", - мягко отвечаю я, "не лучше ли подождать до того
момента, когда мы причалим к Маркизам.

"И когда же вы причалите к Маркизам?" - в голосе бырышни, очевидно звонящей из
московского офиса деловой расчет.

"Ну.., если учесть, что наша средняя скорость составляет где-то 75 миль в день, а идти нам
осталось около 800 миль...", тут я соображаю, что слово "мили" только запутает мою
собеседницу, очевидно весьма далекую от морских реалий, "то есть если нам до берега...", - я
судорожно пытаюсь конвертировать 800 миль в километры, умножая 800 на 1800, а также
перевести нашу скорость в километры в час. "Если нам до берега около 1300 километров, а идем
мы со скоростью 120 км в день, то, считайте сами".

"Мда..." В голосе девушки разочарование. "Понимаете ли", - твердо говорит мне она,
"программа должна во что бы то ни стало выйти в эту субботу. У вас сейчас что?"

"Хороший вопрос", - думаю себе я, полностью потерянная в днях недели и датах. "У нас
сейчас", - я ищу в полумраке смартфон, выполняющий функции будильника, "сейчас у нас
понедельник".

"Ну вот", - удовлетворенно отвечает Д, "а репортаж должен выйти в субботу. Поэтому съемки
должны быть произведены в среду. Нам надо взять у вас интервью и отснять ваших детей".

"Понятно", - говорю я, хотя на самом деле мне ничего не понятно. "И как вы себе мыслите
организацию съемок?".

"Я думаю", - отвечает Д, "что вам лучше всего пристать к какому-нибудь острову, наша группа
туда подлетит и вас отснимет. Когда вы сможете это сделать?"

Деловой тон моей собеседницы почти что вселяет и в меня уверенность, что мы непременно
сможем к среде куда-нибудь пристать и осчастливить эфир телеканала своими лицами. Но я
подавляю в себе возникшую было фантазию, и возвращая себя и собеседницу в мир реальный:

"Боюсь, это никак невозможно. Вы понимаете, мы бы с удовольствием, но яхта никак не может
идти быстрее. Мы и так уже не спим ни днем ни ночью, пытаясь выжать из нее лишний узел,
пардон, километр, так как и сами заинтересованы прийти на Маркизы как можно быстрее. Но
она никак не едет, поэтому боюсь, мы не сможем изменить определенные выше сроки".

"Да?..." - в голосе Д слышится недоверие. Очевидно, моя собеседница полагает, что я
кокетничаю, а учитывая основной пафос интереса к нам, звучащий как "невозможное
возможно" девушка не сдается.

"Неужели вы не можете идти быстрее?" - спрашивает она.

"И прийти к среде, то есть через два дня, преодолев расстояние в 800 миль?" - мне становится
несколько смешно. Но я серьезно заверяю собеседницу, что, к сожалению, быстрее идти мы не
можем.

"Ну хорошо", - Д решает сменить стратегию. "Мы можем прилететь и на другой какой-нибудь
остров. У вас там есть поблизости суша?".

Мне жалко разочаровывать собеседницу, но я набираюсь духу и отвечаю, что суши никакой нет.
И что мы идем по кратчайшей траектории к ближайшим островам и, к сожалению, ничто на
свете, разве что кроме Господа Бога, который может послать нам немного ветерка, не в силах
повлиять на скорость нашего движения.

"Как это нет никакой суши?", удивляется Д. "Что, вообще ничего?".

"Да, вообще ничего. Сплошной великий океан. Да вы посмотрите карту, если не верите. Мы же
посылали вам ссылку на нашу позицию.

"Да, я вижу", рассеяно отвечает девушка. "Но какая-то возможность провести съемки все-таки
должна быть!" - в голосе у собеседницы читается уверенность - в НТВ не берут тех, кто склонен
быстро сдаваться.

"Возможно. Но я ее не вижу", - безжалостно рублю я.

"Ну не может быть, чтобы не было никакого другого острова ближе, чем тот, куда вы идете", -
настаивает собеседница. Ну что-то должно быть!"

Слышно, как ей что-то подсказывают. Пауза. Я жду. "А вот тут есть остров Пет.. Пит..."
"Питкарин", - подсказываю я. Но он значительно дальше, чем Маркизы. И потом, теперь туда
идти мы не сможем - встречные ветра нам не позволят.

"А если вы повернете назад, а пойдете, например... в Колумбию? Если какие-то издержки
возникнут, мы их компенсируем, вы не беспокойтесь. А в Колумбию мы бы и подлетели" - в
голосе Д слышится надежда.

"Ну что вы", - моя безжалостность удручает меня саму. Ну прямо миссис "нет" какая-то. "Туда
мы уже никак не сможем вернуться, во-первых, это далеко, во вторых это было бы против
течений и ветров, яхта так не может идти".

"Ну а если вы все-таки захотели бы вернуться, сколько времени это заняло?"
Вопрос настолько абсурден, что я брякаю первое, что приходит в голову: "Месяца четыре".
"Да, это не пойдет", - соглашается Д. Но должен быть какой-то выход.

Мне жалко собеседницу. Я пытаюсь ей помочь: "Как ни крути, а ближайший берег, это все-таки
Маркизы. Что, съемочная бригада готова вот так прилететь куда угодно, чтобы сделать ролик?"
"Конечно, готова! Было бы куда! Хоть какая-нибудь суша. Вот если бы мы смогли добраться до
вас от Маркизов. Как вы думаете, это возможно?"

"Если честно, с трудом это себе представляю. Ну, в случае угрозы жизни вертолет французских
пограничников возможно и мог вылететь в место катастрофы. Но так, чтобы ради съемок..."
Д цепляется за новую идею. "То есть, вы думаете, мы смогли бы подлететь к вам на вертолете?"
"Макс, как ты думаешь, вертолет полетит на 700 миль? Технически это возможно?" - я кричу
Максиму, который сидит за штурвалом. Максим, который обладает богатой фантазией и слышал
обрывки разговора, отвечает, что, наверное, возможно, хотя проще отправить навстречу
моторный катер.

Когда я излагаю эти соображения собеседнице, в голосе ее появляется радость. "Отлично!
Значит мы сможем прилететь на ..." "Папете", - подсказываю я, "на Папэте, а там добраться на
вертолете или моторном катере до вас. Где вы будете к среде".

Мы высчитываем, что к среде мы будем на 200 км ближе. Я даю Д телефон Оксаны из турфирмы,
которая помогает нам с Таити для того, чтобы в случае чего Оксана помогла найти вертолет.
"А как ваши операторы будут высаживаться с вертолета на качающуюся яхту", - спрашиваю я. "У
них достаточно для этого ээээ... квалификации?"

"О, наши операторы могут все, в этом вы не сомневайтесь!"

Я представила себе выброшенных в море в спасжилетах операторов, которых мы собираем в
океане. Потом поднимаем на яхту, даем им интервью, а потом они снова улетают на сушу.
Попахивало каким-то сюрреализмом.

На этом мы с Д и закончили примерно двадцатиминутный разговор со стоимостью исходящего
звонка 6 евро минута. Сна как не бывало. Я вышла на палубу и рассказала все
Максу, который, вероятно, не поверил бы, если бы не слышал часть разговора собственными
ушами. На какие же расходы готова идти телекомпания, чтобы оплатить срочный вылет
съемочной группы на Таити, а потом вертолет или моторный катер, который должен будет
отвести группу на 700 миль в океан?! Чудны дела твои, Господи.

Comments

Serg Saburof
Oct. 26th, 2013 08:53 am (UTC)
НТВ, потом Астахов, потом Малахов. :)
chilim_ka
Oct. 26th, 2013 09:03 am (UTC)
Влегкую причем...я бы поостерегся выносить всю свою жизнь на широкий экран. Там уже не скажешь "Изыди, тролли!"
Там порвут как Тузик грелку.

Profile

Теофания, Мурея, Опуноху
krugosvetka_spb
Кругосветка "Благовестие"
Поддержите наш проект!

Tags

Page Summary

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com