?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Прошло 11 лет с тех пор, как я ушел в кругосветку и лет двадцать, с тех пор, как жизнь втолкнула меня в эту тему.. Это - целая эпоха, особенно для не-морского человека, который был далек от подобных затей. Сейчас, когда известно, как развернулась вся эта история, любопытно проследить, какие потоки событий ей управляли и каковы были знаки, которые предрекали такое будущее.
Публикую свой текст, напечатанный в Журнале Скорость году эдак в 1999! Без купюр.

«Арт-Ковчег»: фестиваль в трех странах с борта одной яхты или преамбула к первой питерской кругосветке команды «БЛАГОВЕСТ»


1. «Военные тайны» форта «Константин»
Солнечные зайчики, как лучи лазерных прицелов держали на мушке всю акваторию: и борта катамарана, и зрачки каждого из нас, и даже меловые пуза сытых и ленивых чаек – все купалось в скаредных потоках разгулявшегося бабьего лета. Улыбаясь и протягивая на вытянутых вперед ладонях гору паспортов, мы двигались навстречу двум миловидным пограничницам, вышедшим из сторожевого дебаркадера. Внимательный взгляд старшей из них только две минуты внимательно изучал документы. «Ничем не можем помочь. Нам позвонили и сказали: «Благовест» никуда не выпускать»…
Мир, как песочные часы в руке малохольного и занудливого физиотерапевта перевернулся и померк. Как же так? Вот яхта, снаряженная под завязку для двухмесячного перехода, красующаяся раскосыми, загадочного вида мачтами, свежеокрашенными бортами и палубой, еще помнящей состояние лесной делянки на которую приехала бригада подвыпивших лесорубов с вечной как сама природа бензопилой «Дружба». Столь близкое и желанное будущее предстоящего похода за мгновение превратилось в нелепое несостоявшееся предположение, стыдливо стремящееся забиться куда-то в самые недра мозга.
Мы стояли с капитаном и недоуменно глядели друг на друга. Два зеленых уже неясных силуэта медленно удалялись прочь…

Посмотри на жизнь змеи и птицы. Особенно, ежели палки в спицы
суют и общество и природа: каков покрой, такова и мода.
Что есть Проблема, замечу веско, так это не смочь навести на резкость
фокус огромного объектива сквозь который видна Картина.
Учуяв запах, который резок с жизнью - всей – сопоставь отрезок
прожитый вкось: вызывает жженье связь с Не-имеющим-продолженья.

Вопреки очевидности, нет ничего более ощутимого, чем мысль. Особенно приобретшая форму мечты. Особенно, если мечта светлая и бескорыстная. Нашей общей мечте десять лет. Она – вундеркинд! Затаив дыхание мы наблюдали, как год за годом она материализуется то в титановые обводы яхты, то в щедрые и талантливые руки наших многочисленных помощников и друзей. «Построим собственное судно и пройдем вокруг света», - как бы в шутку решили мы тогда, - и мир – непостижимый и мудрый - завертелся вокруг своей оси, спеша создать все условия для исполнения Мечты. Пожалуй, это более всего пугало и восхищало нас: пространство – оно живое. Оно слышит слово, запускаемое в него и отвечает: когда совершенно необходимой железякой, неизменно обнаруживаемо «на расстоянии вытянутой руки справа»; когда невесть откуда взявшимся человеком, подходящим к нам и предлагающим взять именно то, что сейчас необходимо для продолжения работы. Вот так, в атмосфере непрекращающегося чуда катамаран был построен.
Как назвать судно, чтобы увековечить и еще более усилить генеральную идею, послужить которой ему суждено? Особенно, когда эта идея еще толком не сформулирована? Пять часов выбора из более чем двухсот названий всей компанией наших двадцати-тридцати друзей свелись в точку: «Благовест». Архетип русской идеи – колокольного звона, летящего над Русью и одновременно самой Руси - женской ипостаси троицы – голубя, летящего над Миром, - вот смысловое поле, которое мы заложили в название нашего проекта.
2000 год. За плечами четыре (!) навигации: Ладога, Онега, Беломоро-Балтийский канал, Белое море, Соловецкий архипелаг. Балтика, Устка, Киль, Северное море, Гамбург, Амстердам, Роттердам, Гаага. Программа «Мост Дружбы» - представление Санкт-Петербурга в странах Балтии и Североморья в режиме «народной дипломатии»; ее результаты отражены в более чем тридцати публикациях в Российской, Германдской и Нидерландской прессе, на радио и TV (См., напр. «Катера и яхты» №1 (167) 1999 г. март-апрель-май - «Как мы построили катамаран для кругосветного плавания» - А.Фоминцев - стр.56-59, «Хождение на Белое море, или немного о проходе через Беломоро-Балтийский канал» - стр.72-74), «Сто дорог» №22 зима 2000 г. - «Наследники Магеллана» - Дм.Гусарин - стр.50-51, «Вечерний Петербург» №228 (21672), №51 (21736), №61 (21746), №85 (21770), №114 (21799) - «Путешествие «Благовеста»» - А.Фоминцев, А.Долгошова).
С этим багажом мы вышли к завершающей цикл подготовки навигации 2000 г., ядром которой стало проведение первого международного морского фестиваля искусств «Art-ковчег».

Подхваченный дующим с тыла ветром, капризный спинакер считает метры.
В прощенном совсем и немного вербном воскресном дне календарь завис.
Неприхотливо движенье судна и в общем с жизнию нашей сходно:
порою волшебно, порою - нудно, половину – вверх, половину – вниз.

2. Санкт-Петербург – Петропавловка. Folk, Jazz, Rock & Internet around the clock
Дорога сильнее путника. И она старше. Как «корень из трех» существует независимо знаем ли мы об этом, так и путь приводит в определенную точку, стоит только встать на него. Мы не знали куда приведет путь на который мы встали в начале лета 2000 года, когда впервые провели бардовский концерт с «Благовеста» в Санкт-Петербурге у Петропавловки на «День города» 27 мая 2000 г. Знали мы только одно: путь этот весьма необычен для яхтсменов и куда он нас приведет предсказать трудно.
Вообще, чем более человек сколько-нибудь талантлив, тем более он не вписывается в рамки существования, отводимые ему обывателем и тем чаще он разрушает «раз и навсегда» сложившиеся клише. Ситуация с командой «Благовест» очень близка описываемой: не будучи профессионалами-судостроителями, мы построили судно, которое своим непривычным, «неклассическим» видом неизбавимо колет глаз некоторым «представителям яхтенной общественности». Но мало того, только эта «общественность» вроде потихоньку смирилась с нашим существованием (ну, бывают чудаки, что поделаешь!) как мы следующим шагом сломали шаблон поведения этих самых «нормальных» яхтсменов: со сцены, оборудованной на рубке яхты звучала «живая» музыка.
Опьяненные необычайным мы смотрели на толпы людей, пришедших к нам, и не верили, что это сделали мы. Нам помогали. Мы звонили в десятки фирм и рассказывали о своей безумной идее. Нам не верили. Когда мы называли цифру бюджета, в которую собирались уложиться, «спецы» покровительственно посмеивались: это столько не стоит – множьте на десять. Денег не было, мы были в отчаянии. Но нам помогли. Спасибо фирмам «Стрелец», «Северо-Западный GSM», «Аэлита Имидж-Центр», «Ирбис». Спасибо Б.С. Аракчееву, директору Петропавловки за всемерную поддержку. Особенно мы узнали ее верность и силу, когда на поляну заявился главный городской милицейский начальник и остервенело закричал на нас: «Ничего не разрешаю! Все прекратить! Не выполните – приедет машина и вытащит все на берег!». Представитель районной Администрации и милицейский глава района стояли молча, по струнке, опустив глаза вниз. Но фестиваль, названный «Арт-Ковчег» выстоял.
Мы стояли на поляне перед яхтой. Родной город, безучастный ко всему суетному, плыл в оправе натянутых до звона вант. Каждый из нас если и не осознавал, то чувствовал, что это и есть начало того самого Служения, о котором исподволь, негромко мы говорили столько лет.
Площади как поля и купола как горы.
Сколь не катай снежок, а все равно – вода.
Это сияет твой почти уже бывший город
в дельте грязной реки не выносящей льда.

Второе феерическое явление Благовеста у Петропавловки случилось через месяц. Питер праздновал «Алые паруса» – ночь выпускных балов. Мысль двигалась творчески: сценической площадкой «Благовест» стал. Но это позволяет охватить лишь небольшой кусочек прилегающего пространства! Как сделать причастными нашим акциям большее число людей? Правильно: Internet!!!
Дальше все ясно: превращаем «Благовест» в студию для видеоконференций и Internet-мостов. Между мачт натягивается парус, он же экран. На него мощным проектором подается картинка из удаленной студии, через канал в сеть, организованный около места стоянки яхты. При содействии компаний «Петерстар» и «Метроком» такой канал был создан. Институт Всемирного Банка, заинтересовавшись программой общения школьников по Internet помогает нам финансово и вот второе чудо фестиваля: сотни петербургских школьников, пришедших к яхте «Благовест» послушать концерт своих любимых групп участвуют в видеоконференции по проблемам образования со своими сверстниками из Риги. Настоящий кудесник Дмитрий Павлов, директор рижского Internet-зала «Connect» при содействии провайдера «Delfi» организует участие Латышской стороны. Вся информация оперативно выкладывается на нашем сайте www.blagovest.metrocom.ru
Мы сами ведем мост, проводим конкурсы, дарим ребятам великолепные книги издательств «Лань» и «Экономическая Школа». Успеваем благодарить спонсоров – турфирму «Нева», Балтийский Банк, «Содружество». В конце двухчасового Internet-марафона берем в руки гитары и синхронно (!) с рижанами поем песню. Первый международный Internet-мост. До усталых и очумелых нас это дойдет позже. Там, на поляне в ту ночь поток мощных и неясных состояний мешал понять, что найдена одна из самых мощных форм деятельности для будущей кругосветки, абрис которой по-прежнему существовал в нас как след далекой и чистой детской мечты.

Минута смотренья центрирует мысль на себя,
отчасти похожая в том на минуту молчанья,
и перемещается самая суть в примечанье,
исписанный лист перечеркивая и сводя
к простому эпиграфу долго бродящее в чане
истерзанных, вычурных слов дармовое вино,
и пусть организм мой, враждебный ему и знакомый
всему остальному, привычно запрячется в кому
эффекта прочтения, в том обожая давно
явленье самой Красоты нарушенья закона
сложения строчек из сходно подстриженных букв…

Добро представляет из себя колобок, причем весьма горячий. Его несподручно долго держать в руках: погрелся – передай другому. Глядишь и тебе кто-то сбросит такой же ничей и общий шарик. Нам очень везло. Летом нас пустил к себе Канонерский судоремонтный завод и мы сумели отремонтироваться. Мурманское морское пароходство и компания «Арктик Танкер Лукойл» помогли в закупке материалов. Близилось время выхода в море. Осенний морской этап фестиваля планировалось начать крупной общегородской акцией.
К участию в концертах 1-3 сентября были приглашены многие известные солисты и команды – «Tequilajazzz», О.Гаркуша «Аукцион», «Marksheider Kunst» (Первый день – рок музыка). А.Козловский, Е.Болдырева, И.Акимов (Второй день – авторская песня). «Твоя смерть», «Новый быт», «Ри», «Ножик чупс» (Второй день – экспериментальная музыка и джаз). На поляне перед «Благовестом» мы вновь сделали скамейки для зрителей и стенды для спонсоров.
Питерская погода в этот раз не отказала себе в удовольствии и явила весь свой норов: шквалистый ветер, дождь, начинавшиеся прямо во время выступления групп, вынуждали нас срочно, не прерывая концерта устанавливать невообразимой конструкции навесы, а порой и отменять выступления. Спасибо питерской радиостанции «Радио Рокс» разделившей с нами все перипетии этого события, телекомпаниям «Информ TV», «РТР» и «TV-6 Москва», снимавшим о намс репортажи.
Internet-мост с рижскими бардами был проведен на беспроводном канале Internet, предоставленном компанией «Квантум». Компании «Дальняя связь», «Содружество», «Аэротрэвэл», Балтийская строительная компания выступили спонсорами концерта. Замечеательная фирма «Запад» взяла на себя подготовку фотоматериалов проекта «Благовест», глобальный партнер проекта компания «Северо-Западный GSM» обеспечила мобильную связь, а фирм «Микробит» и «Дельта» предоставили компьютеры. Фестиваль удался. Мы поняли, что готовы к проведению фестиваля в Хельсинки и Риге. Оставалось дело за малым: пересечь границу родной страны. Тогда мы не могли предположитть, что это и окажется самым трудным…

Ждущий морозов рад каждому дню тепла.
Так не нарушит лад бьющий в колокола.
И, закатившись, глаз, длящий остаток дня
лишний напомнит раз, что по тебе звонят.

3. Форт «Константин» - Хельсинки: «Ваш начальник ансамбля уже звонил!»

В России есть одна примечательная особенность: в фаворе социального истэблишмента нередко оказывается организация, «ценная» только одним – способностью «бить своих, чтобы чужие боялись». Не будем вспоминать как в новейшей истории России были обласканы властью всякие репрессивные образования, скажем только, что в яхтенном мире существует такая структура - ГИМС (Государственная инспекция по маломерным судам). Эта «замечательная» контора, изначально призванная обеспечивать безопасность мореплавания катеров и яхт является подлинным бичом всех российских кругосветок. Пожалуй, только Федор Конюхов избежал «справедливых» преследований ГИМСа, да и то, очевидно, в силу того, что путешествовал на запредельно дорогом для обычного российского яхтсмена западной подготовки судне. Ни первый российский кругосветчик, легендарный Евгений Гвоздев (являющийся «крестным папой» наших начинаний), ни капитан последней нашей кругосветки Николай Литау не избежали отторжения ГИМСа (Литау, правда сумел получить такоен разрешение, но не без вмешательства самого российского премьера). Не удалось обоцти этих проблем и нам.
Целый год мы пытались наладить диалог с чиновниками этой организации. В ответ мы получали только оскорбления, призрение, интриги. И вот за что: яхта построена самостийно, без предварительного согласования чертежей с ГИМС и без их инспекций во время постройки. Для этих людей ничто не важно. Ни более 15 тыс. безаварийных морских миль, пройденных нашей яхтой, ни заключение группы специалистов центрального НИИ им. Крылова – головного судопроектировочного института, коллектив которого провел расчеты конструкции и мореходных качеств нашего катамарана и дал положительное заключение. Возможно деньги правильно заплаченные кому надо помогли бы решить эту проблему, но им было найдено более достойное применение. Мы везли в Европу Российский фестиваль!

Да, это океан! Вписаться бы в поворот,
втопленный здесь для нас. Если прочесть «у-А»
точно наоборот, получится то как раз,
что бы я мог теперь крикнуть тебе со скал,
когда бы среди тетерь слышать не перестал.
Куда ты не ткнись – борта и шкоты, и такелаж,
и, страшно сказать,- концы напомнят, что зря болтал,
светился, что ты – типаж, подхваченный под узцы.
И грех твоих городских мыслишек едва кило,
(не знавший епитрахиль), фиксируется в тиски
событьем простым – циклон, разметаемый в пыль.

Итак, звонок ГИМСа пограничникам делал наше положение отчаянным. «С какой стати инспекция может приказывать пограничникам, - думали мы. Задача пограничников – проверять документы!» Стало ясно, что яхту пытаются задержать незаконно.
Надо пояснить, что «Благовест» был включен в официальную программу «Дни Санкт-Петербурга в Хельсинки», вез на борту профессиональную фотоэкспозицию: «Сто фотографий о Петербурге» в формировании которой приняли участи десять крупнейших питерских фотохудожников во главе с Александром Китаевым. Администрация города в лице помощника вице-губернатора по вненим связям Чурова Владимира Евгеньевича во всем поддерживала нас. Наша программа была широко анонсирована в Финляндии и Латвии и была призвана формировать имидж нашего города в Европе. Сорвать ее было нельзя.
Мы стали обращаться ко всем, кто мог помочь нам в этой ситуации. Добрались даже до начальника караула на одном из маленьких островков около границы. «Ваш начальник ансамбля уже звонил», - сообщил он нам. Как оказалось позже «начальником ансамбля» оказался наш друг и участник команда Максмим Сторчевой, который только пояснил офицеру, что яхта везет выставку и музыкантов…
Благое дело трудно задушить. Сама природа поднимается на его защиту, предлагая неожиданные и маловероятные варианты решения проблемы. Мы вышли в море!
Современный транспорт здесь напоминает древний
риском когда-либо порастрясти мозги,
и если будешь долго смотреть на гребни,
то самый взгляд однажды приобретет изгиб.
Источник жизни одновременно здесь и пагуба,
а вещь – любая – то предложение, то спрос.
По сути мир – это качающаяся палуба,
устоять на которой стремится любой матрос.

Когда выходишь за волнолом, невольно вспоминаешь, что «нет ничего длиннее, чем жизнь без нас». И терка идущих навстречу валов и нелинейные броуновские траектории птиц – все такое огромное, что отказывается помещаться в амбразуры двух выпученных в восхищении глаз. Чтобы жить всей грудью нужно много времени безделья, точнее, молчаливого созерцания. Городское существование как понимаешь в эти минута – это пленение слепоглухонемого.
Держась фарватера, продвигаемся к Гогланду. Это – форпост. Привычно участвуем в групповой перестучке (это когда по запросу пограничников у которых слабые радары, все стучат друг на друга, сообщая кто где находится).
Капитаны и рулевые всех судов понимают: контроль – это пища контроллера. Если желающего контролировать лишить этого, он почувствует себя выпитым. Вампир, впрочем, всегда выпит если не выпьет. Но всегда ли его надо поить самим собой..?
Надо заметить, что любой малохольный социальный строй держится на стукачестве. Наши многочисленные друзья в Хельсинки в один голос уверяли, что стучать – это излюбленное национальное развлечение финов. Нам не довелось проверить эту точку зрения лично, но по опыту России мы твердо знаем: использование информации-стука безнравственно. Оно предполагает, что человек как цель и ценность менее значим для социума, чем человек как средство решения некоей сиюминутной задачи, чаще всего сводящейся к контролю личности со стороны того или иного социального института. Одна из максим в христианской нравственности такова: кто не подвизается законно, тот не венчается. Иначе говоря, использование информации, полученной незаконнно (имеется в виду закон человеческой совести) приводит к назаконному (нравственно) поступку в отношении человека, пусть это даже выглядит социально оправданным. В этом – одна из позиций извечного расхождение нравственности и морали.

Утыкаются люди в листы подвернувшейся под руку книги,
пережить не сумев глубину глаз навстречу, к примеру, в метро.
И дотла выгорают мосты, и тяжелыми каплями - миги
утекают, и все, что хитро, торжествует победу войны.

Я всегда знал, что Финляндия близко. Но, как оказалось, по морю мы дальше от самих себя, чем она от нас. Пока были не внутри этой страны, думали о ней мало. Заграница притягательна сама по себе в первый раз. Далее самым важным становится дыхание в собственной груди. Поэтому перемещение в пространстве – это повод осознать, что твои альвеолы заполняются каждый раз немножко новым газом. Суоми – это все же воздух родины. Иногда политическая перемена меркнет в прицельном луче этнической инерции и то, что внешне может казаться разделенным ощущается как единое. В действительности, возвращаясь к рефлексии своих чувств, вспоминаешь, что трудно разделить в собственном сознании образы Финляндии и России. Даниил Андреев описал, что за реальностями физическими – вещами и явлениями - стоят реальности энерго-информационные – эгрегоры. Возможно, мы сейчас переживаем то время, когда социо-политический раздел двух стран еще не подкреплен разделом эгрегориальным. Самый дух Суоми – это дух не далее чем Карельского перешейка, который для нас, питерцев послевоенного поколения есть больше, чем дух родины.
Это чувство не пропало, когда к нам на огромной скорости устремился катер финской береговой охраны. Доброжелательный парень запросто забрался в кают-компанию и, показав траекторию захода на Хельсинки, выгрузился обратно в свою чудо-лодку. В этом еще одно сходство финов и русских: сходное чувство ранга или дистанции (впрочем, сходно м.б. именно его отсутствие). Убедиться в этом довелось и позже в Хельсинском метро, когда возвращающиеся с работы финские мужики точь в точь по-русски уничтожали персональное пространство спокойно сидящего рядом пассажира уверенно и сладострастно засовывая туда руку.
Работа на яхте была бы нестерпимо монотонно, если бы не смена пейзажа по сторонам. Два раза в день в пищу употребляются консервы колхоза «Скворицы», колбасы «Стрельца» и небогатый набор круп. Прием-отправка почты по системе «мобильный Internet» – компьютер «Микробит» и сотовый телефон GSM. Каждые семь часов вахта. Немного напоминает подвергнутую «депривации» городскую жизнь. Отсекаются многие городские «шлаки» и «шумы». Это – мелочь. Но она меняет все.

Все так просто. Я – часть. Работа моя проста. В цене не упал мой рубль.
Я должен рвануть в свой час фал или, реже, руль.
И голые хутора, чтобы не выдать стон, в небо пускают дым.
А город зовет: «Пора!», переполняя сон, лицами, кем любим.

Карты-великая вещь. Не все знают, что наше восприятие тоже использует карты. Они называются когнитивные или познавательные. Воспринимаем мы лишь то, что нанесено на эти внутренние карты. Чего нет на ней, то не является для нас фигурой, а воспринимается как фон. Если, например, карта слишком крупная, то многие детали мира остаются за гранью нашего осознания. Если на ней только мелкий масштаб, то нам никак не взглянуть на проблему целиком, а видны лишь мелочи.
Наша карта подходов к Хельсинки была слишком крупная. Десятки маленьких островов, нюансы морской обстановки – все оставалась за гранью нашего точного понимания. Электронная картографическая система «Транзас Марин», замечательная сама по себе, пока не была настроена. Вторую, проверенную нами в прошлом году картографическую систему фирмы «Моринтек» в этом году нам не дали. Пришлось просить помощь у финской береговой охраны.

У входного маяка Хельсинки связываемся по рации с пограничниками. 4 часа ночи. Медленный, сонный голос объясняет место, куда мы должны причалить. Благодарим и начинаем огибать остров. Через десять минут, не имея возможности ориентироваться без подробной карты, выходим на связь еще раз. Потом еще. Никаких ноток недовольства или раздражения в голосе нашего поводыря не слышим. Он видит нас на локаторе. Он как и мы имеет проблемы с английским. А еще ему очень хочется спать. Но он не злится, что мы прервали его носной сон. Это удивляет и радует нас.
Наконец упираемся в островок и понимаем, что это и есть Суоменлинна или Свеаборг, защищающий вход в Хельсинки. Как и следовало ожидать, лица двух молодых парней не выражают никакого восторга, но и осуждения при всем подспудном ожидании нам не удается распознать. Понимаем, что эти люди умеют отделять свои чувства от своих обязанностей.
Просим разрешения сделать от них пару звонков, говоря, что привезли выставку и нас ждут. Они объясняют, что обычно это нельзя, но позволяют мне пройти внутрь. Армейское помещение. Компьютер. Ворох бумаг. Звоню чиновнику хельсинской мэрии и сообщаю, что мы прибыли. Слышу растерянность в его голосе: новая головная боль. Русские яхтсмены привезли фестиваль. Тут есть от чего опечалиться!
Утро в тот день выдалось солнечное и радостное. Мы начали движение в самое сердце города – на пристань Любек, что в начале главной улицы – Эспланады. Центр впечатлил: длинные набережные, лесоповал яхтенных мачт, невообразимых размеров лайнеры Силья Лайн, непонятно как помещающиеся в миниатюрной заводи. Еще несколько мгновений и мы пришвартовались.
Сразу почувствовали заботу о себе как об официальных участниках программы Администрации города: почти мгновенно подъехала машина, несколько рабочих подвели нам толстые и аккуратные кабели с электричеством и, отвечая на мой вопрос, сообщили: за все платит мэрия Хельсинки. Вот в этом черта нерусская: точная рабрта делается не с вызовом, не с надрывом, а легко, как и положено.
Людей привлекает все необычное. Мы так много смотрим на одни и те же вещи, что взгляд замыливается. Привычный мир не пробуждает в нас активного интереса, точнее, надо постоянно совершать внутри себя работу по «обновлению» своего взгляда на жизнь, тогда скучно не будет никогда. Что касается Благовеста, то эта проблема здесь отсутствует: наша яхта представляет зрелище во всех отношениях необыкновенное. Судите сами: катамаран из двух поплавков, покрытых чем-то, напоминающим паркет в старинных царских загородных дворцах, посредине конструкция более всего напоминающая фюзеляж самолета, с рядом окон-иллюминаторов по краям (маленькая подробность: линия окон одной стороны выше линии другой – последствия «ошибочки» в расчете, сделанной мной года три назад). Сверху над рубкой, а именно она находится между поплавками, настил из того же «паркета» (добрый дар Владимира Евгеньевича Чурова). Не сразу можно догадаться, что это сцена, где проходят концерты наших музыкантов. Еще одно чудо – мачты – предмет недоуменного созерцания «чайников» и глубокомысленных раздумий яхтенных дока. Стоят они у нас в этом году не ровно, а под углами градусов 70 к корме и носу. Что еще более озадачивает – парусов или каких либо приспособлений для них нет. Это остатки нового парусного вооружения типа аэрориг (паруса свободно вращающиеся на вертикальных штагах и обеспечивающие безопасность посредством срыва крепления шкотов во время шквала). Дело в том, что в отличие от яхты катамаран не может при сильном порыве ветра лечь на борт и скомпенсировать порыв. Он либо переворачивается, либо рвется такелаж, падает мачта и т.д.
Делал эту новаторскую систему Андрей подвижнически несколько месяцев. Мы все ему в этом помогали. Ставили мы ее где-то за Гогландом. Эпизод был трагикомический. Надо было кому-то лезть на мачту заводить карабин. Вызвался Юрий. Мы обвязали его страховкой и на фале дернули вверх. Что тут началось: веревку надо держать изо всех сил, а мы чуть ли не падаем от смеха. Дело в том, что волнение в тот момент было может не шибко большое, но ощутимое и Юру на тросе по которому он карабкался стало бешено раскачивать из стороны в сторону. Он съежился, закрепился и как мешок с увесистым грузом перелетал с одного борта на другой, описывая внушительную кривую. Мы прекрасно понимали каково ему сейчас, но вид был столь комичен, что удержаться от смеха не удалось никому. Кое-как мы спустили его и он полностью укаченный прилег на палубу. Я залезал вторым номером, но уже по мачте. Поэтому работа быстро была сделана и паруса были подняты. Вся команда с интересом наблюдала за результатом своего многодневного труда. Что произошло дальше осознать всем удалось не сразу. Не прошло и 10 минут, как автор конструкции и ее главный исполнитель Андрей заявляет: не работают. Надо разбирать. Вялые попытки переубедить капитана подождать как всегда успеха не имели. И вот мы за несколько минут полностью демонтируем плод своих многодневных усилий и своих далеко идущих надежд. Паруса были сняты, чтобы в этом походе уже больше поставленными не быть. Все мы в жизни нередко одним движением перечеркиваем то, что мучительно записывали ранее. Нужно учиться оставаться верным собственной судьбе и не предавать куски собственной жизни, но это тема уже другого разговора.
Итак, Благовест устроился на виду у всего Хельсинки. Необычайность вида катамарана усугублялась тем, что вдоль бортов установлены крепления для тента – стойки высотой под два метра. На них мы натянули плотную ткань, что образовало своего рода выставочный павильон. Пару часов работы и все 100 огромных фотографий нашей выставки о Петербурге были повешены на внутренней стороне холстины. Вот вам и выставочный зал о возможности организации которого на Благовесте мы говорили так долго.
Первые посетители. Прочитав описание выставки, информацию о мастерах они начинали косится на маленький ящичек, где с ошибкой по-английски написана просьба о поддержке выставки… Сравнивая с Германией и Голландией можно заметитть, чтофины куда более осторожный народ. Некоторые с интересом подходили, стояли рядом с лодкой и, словно не дождавшись знака, уходили. Денег в ящик почти не клали…
Хельсинки производит впечатление большой перспективной деревни, которую внезапно и бескомпромиссно профинансировали. Центральный белоснежный собор, находящийся ядом с гаванью выглядит игрушечным. Наше восприятие не объективно. Гамбург, Амстердам и Роттердам, виденные в прошлом году невозвратно исказили нашу наблюдательную способность. Восприятие отказывается остановиться на картинке, которая перед глазами, хаотически перемещаясь между образом родного Петербурга и визуальными следами европейских мегаполисов. Народ оставляет впечатление некой сонливости. Даже скоростные трамваи не меняют этого впечатления. Православный храм на горе рядом с нашим местом стоянки выглядит нереальным. По крайней мере мысль приблизиться к нему вязнет где-то в основании мозга. Много воды, но есть ощущение, что она здесь никого особенно не заботит. Самая яркая достопримечательность города – две десятиметровых резиновых фигуры человеков, так искусно поддуваемых снизу компрессором, что они непрерывно колышутся, исполняя подобие некого авангардного танца. Зрелище необычайное. А еще мне понравился парк на острови между двумя маринами: вся сытая беззаботность финской жизни будто сконцентроровалась в нем. Новая электронная жизнь скребется в вековечный гранит и кто знает исход этой борьбы.


promo krugosvetka_spb january 22, 2014 13:50 20
Buy for 100 tokens
На протяжение последних двенадцати лет мы большей частью живем на яхте. У нас есть двое детей, которые с удовольствием разделяют нашу жизнь со всеми ее радостями и трудностями. Сейчас мы дошли до Французской Полинезии, но события дня, о котором я хочу рассказать, происходят еще до нашего перехода…

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
beardolphi
Jun. 5th, 2013 06:24 pm (UTC)
Хорошо написано - объемно, напомнило Дж. Лондона )
Потому, что завтра этот финн - диспетчер траффик контроля - выйдет в море на своей лодке и ему может быть, кто знает, тоже понадобится помощь и он это понимает.
Культура отдыха на воде, в Филяндии, стала популярной в 60-ые годы 20-го века, она поддерживалась государством и позиционировалась как альтернатива обычному дачному отдыху. В Финляндии например, в каждом прибрежном городе - морской музей, по площади и количеству экспонатов соотносимый примерно с Русским музеем. И тут мы - Россия - страна, занимающая первое место по запасам природного газа...

Edited at 2013-06-05 06:28 pm (UTC)
krugosvetka_spb
Jun. 7th, 2013 03:04 am (UTC)
Спасибо! :-))
beardolphi
Jun. 5th, 2013 06:27 pm (UTC)
Кстати те же самые финны, сейчас взяли в долгосрочную аренду территорию на форте Константин...чтобы организовать на нём российский таможенно-пограничный пункт для маломерных судов...

Edited at 2013-06-05 06:29 pm (UTC)
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

Теофания, Мурея, Опуноху
krugosvetka_spb
Кругосветка "Благовестие"
Поддержите наш проект!

Tags

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com