?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



С того момента, как мы предприняли путешествие по Венесуэле, минуло уже девять лет. Многое изменилось с тех пор, тогда у меня еще не было детей, мы и не помышляли о своей яхте, за эти девять лет с нами произошло миллион событий, часть которых канула в лету. Много было пережито и переосмыслено, но несколько воспоминаний остаются в моей памяти яркими штрихами, а время не властно стереть их яркую эмоциональную окраску. История с папайей является одним из таких воспоминаний, ибо каждый раз, когда я ем этот любимый мной фрукт, я мысленно возвращаюсь к одной истории, которая настигла нас близ венесуэльского местечка Санта-Елена.

 Папайя прочно вошла в мою жизнь: мы прожили несколько лет в Панаме, где она была основным фруктом, который никогда не переводился на нашем столе, мы ели папайю в Эквадоре, на Галапагосах, и вот теперь мы едим её на Маркизовых островах, где этот фрукт растет на дереве в саду нашего знакомого, и нам стоит только сесть на велосипеды, забраться в гору, где нам предлагают набрать папайи столько, сколько сможем унести.

Но каждый раз, когда я вижу пред собой тарелку с нарезанными в ней кусочками этого оранжевого сочного фрукта, я вспоминаю те далекие дни в Венесуэле, и вспомнив, испытываю благодарность Богу за эту тарелку, которая стоит сейчас передо мной. Я отправляю в рот сахарные кусочки любимого фрукта, и ем их до тех пор, пока мой организм еще способен вмещать в себя пищу. Количество папай, потребленных мною с тех далеких времен, насчитывает сотни, но каждая новая папайя напоминает мне те непростые дни в глубинке Венесуэлы. И каждый раз, когда мне кажется, что я наелась, а я говорю себе, «а вот помнишь?»…, и вспомнив, закладываю в рот еще кусочек. Но, обо всем по порядку.

В 2005 году я и  Максим вместе с Андреем и Анной Фоминцевыми в составе экипажа катамарана «Благовест» провели несколько месяцев  на острове Маргарита в Венесуэле. Это было прекрасное место, где я переживала первую половину, а потом и середину беременности первым ребенком. Состояние мое было хорошим, несмотря на то, что меня беспокоили токсикозы и отеки ног, я старалась не придавать этим неприятностям большого значения. Венесуэла – красивейшая страна, в ней есть горы с великолепными плато, высочайшие в мире водопады, великая савана с мистическими тепуями и еще очень много интересного, о чем можно было бы писать и писать. Но здесь, напомню я читателю, речь не о Венесуэле, а о папайе, поэтому описание красот этой фантастической страны мы оставим на потом.

IMAGE0048-1

IMAGE0065-1

Оказавшись в Венесуэле казалось преступлением ограничиться только одним островом, и мы решили поехать в великий поход по стране, чтобы осмотреть ее вдоль и поперек. Наш экипаж  разделился: Фоминцевы поехали в свой поход, а мы – в свой, без согласования маршрутов, на том этапе градус отношений в экипаже был настолько горяч, что мы решили попробовать охладить его временным расставанием. Поход с этой точки зрения подвернулся как нельзя более кстати.

IMAGE0055-1

Основной проблемой как у нас, так и у Фоминцевых, была финансовая. Причем по сравнению сАндреем и Анной мы были почти буржуями – наши как-то вкривь и вкось за копейки по неопытности сданные квартиры, хоть что-то приносили нам, у наших партнеров были, похоже, только очень ограниченные накопления. Нам предстояло на каждом этапе пути очень сильно минимизировать расходы, стараясь ночевать преимущественно в палатках, а питаться в самых дешевых заведениях. Венесуэла – страна не дорогая, бензин там стоит сущие копейки, билеты на автобус весьма дешевы, попадаются «народные» отели по более чем доступным ценам, в общем, пропутешествовать месяц на какие-нибудь пятьсот долларов на двоих, было делом трудным, но возможным. Безусловно, предприятие было авантюрой, но с того момента, как я поменяла уютную квартирку с любимой машиной на душную каюту титанового корпуса, вся моя жизнь стала сплошной авантюрой, ведь, как известно, назвался груздем – полезай в корзину, вписался в путешествие – путешествуй, ну или делай лучшее, что можешь, и Бог поможет. Путешествие на автобусах вглубь страны было лучшей авантюрой, которую можно было придумать, и мы купили билеты на паром до континента.

Наш поход изобиловал приключениями, но здесь я, повторюсь, хочу рассказать только об одном единственном случае – об истории с папайей. К тому моменту, когда Макса свалила тропическая лихорадка под названием денге, мы находились в пути уже пару недель. Так как в поход мы ушли надолго, и с собой приходилось нести все, что необходимо для отдаленных ночевок в степи  и горах, то рюкзаки у нас были внушительные. А так как я б была на пяти месяцах беременности, то большую часть веса тащил Максим, рюкзак которого, полагаю, тянул килограмм на тридцать, если не больше. У меня тоже был рюкзак, который я волокла с большим трудом, ко всем прочим бедам в виде комаров и палящего солнца добавлялись такие явления беременности, как опухающие ноги,  так, что мои ступни больше не влезали в сандалии, и нехватка воздуха, из-за чего периодически казалось, что мне нечем дышать.

IMAGE0053-1

Перемещаясь на автобусах, проводя в них по много часов, мы забрались уже очень далеко и были в районе границы с Бразилией, следуя определенному маршруту, когда  Максим узнал, что неподалеку старатели добывают золото, и во что бы то ни стало захотел посмотреть, как это происходит. Для того, чтобы осуществить этот неожиданный проект, нам предстояло пройти пешком несколько километров  в условиях жары и влажности, а затем переночевать в горах. Это не было бы так сложно, если бы не состояние Максима: его по каким-то неведомым для нас причинам начинало сильно знобить, я попыталась отговорить его от похода, но Максим настаивал, убеждая меня, что хочет сделать уникальные кадры добычи золота старателями.

IMAGE0049-1

IMAGE0051-1

IMAGE0050-1

Вокруг жужжали комары, ноги зудели от укусов, пот заливал глаза, но мы решили пойти со старателями на речку, где моют золото. Когда мы добрались до места, на Максиме не было лица. Я понимала, что ему плохо, его лихорадило, но нам предстояло еще добираться до места ночевки в горах, и, отсняв старателей, мы побрели в горы. На закате мы разбили палатку, Максим почти терял сознание от усталости. Разделив скудные припасы, мы легли спать, Максима знобило, он мерз в спальнике и был настолько горячий, что мне было страшно. Наутро жар слегка спал, мы собрали палатку, навьючились рюкзаками и стали выбираться в ближайший поселок.

К вечеру мы добрались до местечка, располагавшегося поблизости от городка Санта-Елена, где предполагали наличие кемпинга. Это была территория гостиницы, где обещалась возможность разбить палатку. Гостиница принадлежала одному немцу по имени Манфред, которого нам порекомендовали знакомые, как человека, интересующегося эзотерикой и тонкими материями. У нас не было денег платить Манфредом за бунгало, располагавшиеся на территории его экокомплекса, и мы попросили возможность поставить нашу палатку где-нибудь недалеко от источника пресной воды и дать нам передохнуть. У Максима уже не спадала температура, два километра до комплекса он брел в полубессознательном состоянии, тем не менее, он нашел в себе силы провести переговоры с Манфредом, который разрешил нам поставить палатку на своей территории,и даже предоставил в наше распоряжение беседку, где стоял массажный столик. Макс лег на столик и заснул в беспамятстве.

На следующий день мы пошли в госпиталь, который располагался в городке Санта-Елена. У Максима взяли кровь и диагностировали тропическую лихорадку денге. По симптоматике эта болезнь проходит примерно так же, как грипп, чревата различными осложнениями, по коим причинам больному необходим полный покой и хорошее питание. Передается денге через укус комара и является весьма распространенной в местных краях. Лечению не подлежит, вирус проходит через 7 – 8 дней, и если не происходит осложнений на какой-нибудь слабый орган, то выздоровевший может продолжать функционировать дальше, правда первое время в щадящем режиме.

Было очевидно, что ближайшие дней пять нам предстоит провести у Манфреда, что было, с одной стороны, не плохо, с другой стороны, ставило некоторые проблемы с питанием, так как один обед в ресторане Майкла стоил примерно столько же, сколько мы могли себе позволить тратить на еду за два дня. Ближайший городок Санта-Елена, где находились дешевые венесуэльские ресторанчики, располагался километрах в трех от гостиницы, пешком не набегаешься, готовить свои продукты на кухне ресторана было неудобно, а Максиму нужно было полноценное питание, да и мне с моими шестью месяцами беременности хотелось кушать.

Для Максима я купила курицу, и, преодолев смущение, попросила на кухне ресторана дать мне возможность сварить куриный бульон. Там же я отварила яйца, а булку и овощи я купила в городке. Максим отъедался бульоном, мой рацион был более скудным – курицу-то я н ем - и все время хотелось чего-нибудь вкусненького.
Особенно мне хотелось фруктов. Мой идеал питания - фрукторинство, без фруктов моя гастрономическая жизнь гаснет, накладывая мрачный отпечаток на восприятие мира, который кажется несколько сероватым. Последние дни нам было не до фруктов: – в наш  выход в город к врачу мы купили только самого основного, фрукты нам не попались, а может, сэкономили, сейчас уже не помню. В моем беременном состоянии вкусовые желания усиливались многократно, на Максову курицу смотреть было тошно, хотелось овощей и фруктов.

По утрам, и тут, внимание, мы подходим к кульминационному моменту повествования, Манфред начинал свой завтрак с папайи. Делал он это с немецкой  размеренностью и основательностью, которая казалась мне тогда садистически циничной. Прежде чем начать свой завтрак, он объяснял мне, насколько полезна папайя в общем, и как она особенно хороша на голодный желудок. По словам Манфреда выходило, что папайя – это лучшее, с чего стоит начать день, и я была с ним совершенно согласна. С той небольшой разницей, что его день начинался именно так – с великолепный свежайших долек райского фрукта в прозрачной пиале, которые ему подавала девушка-официант в его собственном ресторане, а мой день начинался совсем по-другому – с мыслей о том, как долго мы еще будем пользоваться гостеприимством Манфреда и как скоро Максим придет в себя. А также, что мы будем сегодня есть и где мы это добудем.

Одному Богу известно, что я испытывала тогда, сидя рядом с Манфредом за столиком, когда он вкушал свою ежеутреннюю папайю. Я с улыбкой вела светский разговор, стараясь не смотреть в тарелку с вожделенным фруктом, но мой рот наполнялся слюной и мне с трудом удавалось отвести глаза от недоступного фрукта. Глядя в довольное лицо Манфреда,  я клялась себе, что в той другой жизни, когда мы выберемся из этой венесуэльской задницы в замечательном отеле Манфреда,  у меня будет столько папайи, сколько я захочу. Папайя не иссякнет не моем столе, я буду начинать ею день, продолжать и заканчивать. От этого будет хорошо моему желудку и моей душе. А каждый раз, когда я буду есть папайю, я буду вспоминать этот случай и ценить момент наслаждения, дабы он никогда не приелся мне.

Макс выздоровел, отдав болезни положенные восемь дней. Поблагодарив гостеприимного Манфреда, мы продолжили наш путь и пережили еще много приключений, прежде, чем вернулись на катамаран. Через четыре месяца уже в Колумбии  у меня благополучно родилась Ксения. Тот венесуэльский поход был одной из многочисленных серий захватывающего приключенческого фильма под названием жизнь, в котором нет ни одного эпизода, о котором я бы сожалела.

А что касается папайи, то историю я не забыла.  С тех пор, где бы мы не находились, в Колумбии, Панаме, Эквадоре, на Маркизовых островах у меня всегда есть папайя. Ее не очень любит Макс и вяло едят дети, но, тем не менее, она остается святым фруктом. Сейчас на палубе лежит четыре огромных желто-оранжевых  папайи, каждая килограмма по полтора-два. И когда я думаю о них, мне становится хорошо. Возможно, потому что, мне пока не удалось изжить давние душевные травмы, а возможно потому, что  папайя – это лучший фрукт, с которого стоит начать день! 

Поддержи наш проект - добавь в друзья!
promo krugosvetka_spb january 22, 2014 13:50 20
Buy for 100 tokens
На протяжение последних двенадцати лет мы большей частью живем на яхте. У нас есть двое детей, которые с удовольствием разделяют нашу жизнь со всеми ее радостями и трудностями. Сейчас мы дошли до Французской Полинезии, но события дня, о котором я хочу рассказать, происходят еще до нашего перехода…

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
lubimica_vetra
Jul. 22nd, 2014 08:38 am (UTC)
Такая добрая и поучительная история :) особенно прекрасно, что я ее читала, поедая папайю. Божественная она все-таки :)
g_rybins
Jul. 22nd, 2014 08:42 am (UTC)
Иду искать папайю! Но почему он не догадался угостить папайей собеседницу, или это не принято в тех местах?
krugosvetka_spb
Jul. 22nd, 2014 08:52 am (UTC)
Ну, может он и так много для нас сделал - не брал деньги за жилье, а угощать в ресторане считал уже излишним? Мол, хочешь питаться тут - плати...
g_rybins
Jul. 22nd, 2014 09:26 am (UTC)
Бизнес есть бизнес. Вот ем чернику с малиной и хочу папайю, а у нас на даче это не растет :)
lissius
Jul. 22nd, 2014 06:12 pm (UTC)
А по-моему, это просто жадность. Особенно учитывая, что папайя в этих широтах стоит копейки....
krugosvetka_spb
Jul. 22nd, 2014 08:44 pm (UTC)
А кто определит грань между жадностью и бизнесом...
lissius
Jul. 22nd, 2014 10:03 pm (UTC)
Ну, у меня свой специфический взгляд на бизнес, и в нем нет места мелкой жадности.

кстати купила себе папайи, буду есть сегодня %)
alenaroo
Jul. 22nd, 2014 08:43 am (UTC)
Какой-то зверь этот ваш Манфред, ни разу не предложить беременной женщине фрукт.
krugosvetka_spb
Jul. 22nd, 2014 08:54 am (UTC)
Возможно считал, что уже достаточно помог за бесплатно, полагая, что за еду из ресторна надо заплатить. А может, я хорошо скрывала свои желания :)
lissius
Jul. 22nd, 2014 06:13 pm (UTC)
Аппетитно получилось, тоже подумала пойти может папайи купить %)))
( 10 comments — Leave a comment )

Profile

Теофания, Мурея, Опуноху
krugosvetka_spb
Кругосветка "Благовестие"
Поддержите наш проект!

Tags

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com